Корпоративное мошенничество - 1.

13.04.2010

Корпоративное мошенничество - 1.

Корпоративное мошенничество. 
Некоторые практические рекомендации для СБ по противодействию

Вячеслав  Демин,  доктор  экономических наук, профессор

Статья первая

Есть только две бесконечные вещи:
Вселенная и глупость. Хотя насчет
Вселенной я не вполне уверен.

Альберт Эйнштейн

     Доморощенные либералы (экономисты, публицисты и др.) очень любят цитировать великого русского историка Н.М.Карамзина, который единственным словом «Воруют» описал историю отечества с древнейших времен. Более 20 лет нам постоянно доказывают, что только наличие частной собственности и эффективного собственника способны искоренить воровство и навсегда забыть хит советских времен: «Все вокруг - колхозное, все вокруг - мое». Видимо, следует напомнить, что первым завоеванием демократии на всем постсоветском пространстве стала повсеместная ликвидация существовавшей системы нормирования, учета и контроля расходов товарно-материальных ценностей. В то же самое время либералы сохранили в полной неприкосновенности нормы потерь «на усушку и утруску» и это - несмотря на новые упаковочные материалы, крепежи и технологии. Дело в том, что воровство, мошенничество – это неотъемлемые составляющие любого бизнеса – от ларька на автобусной остановке до крупнейших международных корпораций. Хорошо известны произошедшие за последние годы скандалы  с американскими компаниями Enron, закрытие входящей в «большую пятерку» аудиторской фирмы  Artur Anderson и увольнение двух ведущих топ-менеджеров Dow Chemical, которых обвинили в проведении сепаратных переговоров о продаже компании пулу инвесторов, коррупционный скандал вокруг немецкого Siemens, руководство которого потратило на взятки клиентам в разных странах  $556 млн., в подкупе иранских и иракских чиновников подозревают топ-менеджеров французской нефтяной компании Total. Примеры можно продолжить. Все это  еще раз наглядно продемонстрировало, что разговоры о высокой цене личной репутации западных бизнесменов, протестантской честности и набожности – это выдумки отмороженных на всю голову российских либералов-рыночников.
     И в ХХI веке основной угрозой для бизнеса являются его сотрудники – от уборщицы до генерального директора. По оценка экспертов, убытки компаний от собственных сотрудников порой достигают 90% от общего ущерба (никакие конкуренты, как правило, с этим злом не могут сравниться). Согласно данным  Association of Certified Fraud Examiners (международная организация, которая занимается борьбой с мошенничеством и преступлениями «белых воротничков»), западные компании из-за мошенничества сотрудников теряют около 6% своего оборота (напомню, на Западе на деловую разведку рекомендуется тратить от 0,5 до 1,0 % от оборота). Результаты исследований, проведенных в российских фирмах, дают примерно такие же результаты.
     Мошенничество по отношению к работодателю настолько обычное явление, что известная компания Ernst & Young сделала изучение данного вопроса ежегодным. В 2006 году был опубликован восьмой отчет «Мошенничество: как бороться с реальной угрозой». Данный документ можно рассматривать как руководство, рассказывающее как минимизировать риск мошенничества среди сотрудников.
     В США – оплоте демократии, учет корпоративным махинациям ведут давно. Так, по данным американской Ассоциации специалистов по борьбе с мошенничеством, в 2006 году ущерб от нечестных сотрудников достиг около 5% годовой выручки американских компаний, а в масштабах всей экономики страны составил $ 652 млрд. Это означает, что каждый рабочий час американские фирмы теряют примерно по $300 млн. В Великобритании годовой ущерб от корпоративных «оборотней» оценивают в $160 млрд.
     Портрет корпоративного мошенника. По мнению Е.Рогачевой, заместителя генерального директора по информационному обеспечению компании «Р-Техно»: «В европейских компаниях, как показали исследования, 80% сотрудников склонны к воровству при благоприятном стечении обстоятельств, 10% воруют постоянно и лишь оставшиеся 10% действительно радеют за общее дело. Две трети сотрудников готовы, если не украсть, то хотя бы навредить, треть делают это пусть незаметно, но регулярно. Уверена, что в России дела обстоят не лучше». Известный российский специалист по безопасности бизнеса У.Сулейманов оценивает сегодняшнюю ситуацию в России  следующим образом:  25%  воры, 10% абсолютно честные и 65% относительно честные сотрудники, которые обычно не воруют, но могут поддаться искушению, при наличии возможности и уверенности в безнаказанности (см.: Урал Сулейманов. Правила охоты на «крыс» или как бороться с внутрикорпоративными хищениями. Практическое пособие для предпринимателей. – М.: Ось-89, 2007).
     По данным известной консалтинговой фирмы PricewaterhouseCoopers, которая провела опрос  3,6 тыс. фирм (ноябрь 2006 г.), расположенных в разных странах мира, 37% опрошенных заявили о постоянных противоправных действиях своих сотрудников. Так, за два последних года в Восточной Европе количество компаний, признавших существование случаев мошенничества, увеличилось с 24 до 34%, в Западной Европе с 26 до 37% (видимо, сознательность или этичность сотрудников фирм Старого Света – это мифы гайдаров и чубайсов).
     Как отмечают специалисты PricewaterhouseCoopers, российские бизнесмены оптимистичнее зарубежных. Так, если средний показатель по миру – 33%, то в России – 43% опрошенных компаний считают, что в будущем проблема корпоративного мошенничества их не коснется. Видимо, из-за того, что не обращают внимания на мелкие злоупотребления, которые в большинстве российских компаний не учитываются. По мнению Р.Ромачева, генерального директора фирмы «Р-Техно», в соответствии с российским менталитетом руководитель часто считает, что пусть воруют, но не выше какой-то определенной планки. Поскольку полностью избежать мошенничества сотрудников практически невозможно, то многие предприниматели с этим смирились и рассматривают разворовывание 10-15% с оборота как постоянные издержки бизнеса.
     Согласно проведенного исследования портрет среднестатистического мошенника таков: 92% - мужчины, 78% - с высшим образованием. Потери, вызываемые мужчинами, в четыре раза больше потерь, вызываемых женщинами. Средний ущерб, нанесенный мошенниками с высшим образованием, более чем в пять раз превышает ущерб от махинаторов со средним. Родственники совершают самое большое количество мошенничеств и злоупотреблений, нанося самый высокий ущерб – в 72% случаях (данные Европейского Союза). Так, на линейный персонал приходится лишь 23% случаев воровства в российских  фирмах (речь идет о различных отраслях экономики), на менеджеров среднего звена – уже 27% , а на топ-менеджеров – 50% случаев.
     Крупнейшая аудиторская компания KPMG, входящая в «большую четверку», провела специальное исследование 360 реальных случаев корпоративного мошенничества в Европе, Африке и на Ближнем Востоке и составила портрет среднестатистического «оборотня в галстуке» - это мужчина в возрасте от 36 до 55 лет, работающий в компании как минимум шесть лет. Если он не генеральный директор, то скорее всего трудится  в финансовом департаменте. По данным аудитора, руководители компаний – главные корпоративные мошенники (руководители и сотрудники российских СБ постоянно ощущают сильнейшее противодействие со стороны, как правило, заместителей генерального директора компании). На их долю приходится почти три четверти всех случаев незаконного присвоения активов и средств фирмы (российские топ-менеджеры более «стыдливые» - только 50%). При этом каждый десятый вор является членом совета директоров.
     По словам представителя швейцарского подразделения KPMG Стефана Матиса, в исследовании приняло участие и несколько российских компаний. По его словам, российские корпоративные мошенники мало отличаются от своих европейских коллег: они также предпочитают действовать в одиночку и движимы банальной жадностью.
     Топ-менеджмент наносит самый большой ущерб компании, так как имеет полный доступ и к финансовым, и к информационным активам. Кроме того, многие из руководителей  имеют многолетний стаж работы в фирме и прекрасно знают все ее наиболее уязвимые места и слабо контролируемые направления деятельности, пользуются доверием и располагают большими полномочиями. Служебное положение высокопоставленного махинатора дает ему возможность закамуфлировать свои действий и принятых в ущерб интересам собственника решений.
     В России встречаются и такие случаи, когда преступная группа, орудующая в компании, целиком состоит из руководителей. Так, в январе 2007 года «Юниаструмбанк» объявил о выявлении в Нижегородском филиале группы мошенников, в которую входил весь топ-менеджмент отделения, включая С.Саласова, руководителя филиала. Преступная схема заключалась в том, что банкиры, заключив негласное соглашение с руководством нижегородского филиала одной из страховых компаний, занимались аферами в сфере страхования автокредитов. По предварительным оценкам, сумма ущерба, нанесенного банку, доходит до 100 млн. рублей. По мнению экспертов, система банковского кредитования уязвима, и от корпоративного мошенничества не застрахован сейчас ни один российский банк, особенно имеющий большую сеть филиалов, охватить мониторингом которые подчас достаточно сложно.
     Следует отметить, что на Западе уже не первое десятилетие внедряются различные долгосрочные программы мотивации топ-менеджеров, которые должны обеспечить их лояльность интересам собственников (акционеров). Однако универсальной и надежной схемы, особенно обеспечивающей лояльность заместителей генерального директора  и директоров департаментов, пока так и не существует.
     Достаточно убедительным примером мошенничества руководителей в нашей стране является весьма популярная в настоящее время процедура – «выкуп предприятия менеджментом». Схема до предела проста. Собственникам (основным акционерам) не очень прибыльного, а то и откровенно убыточного бизнеса делается предложение о его продаже наемным топ-менеджерам. На эти цели они собираются использовать личные сбережения (а точнее – украденные у собственника), плюс якобы привлеченные в банках кредиты. Наемные топ-менеджеры достаточно убедительно доказывают нынешнему собственнику (кам), что став собственниками они сумеют его оздоровить и вывести на приличную рентабельность Но, как справедливо, указывает У.Сулейманов, возникает ряд вопросов.
     Во-первых, кто мешает им добиться этих результатов сейчас? Недостаток полномочий? Жлобство и некомпетентность собственников?
     Во-вторых, не связано ли нынешнее провальное финансовое положение компании с «накопленными» ударными темпами средствами для выкупа фирмы?
     В-третьих, если есть возможность привлечь дешевые кредиты банков для развития бизнеса, что мешало их привлечению до этого?
     Что такое мошенничество и его общие признаки. «Мошенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение прав на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием…» ст. 159 УК РФ.
     В России выделяют три вида внутреннего мошенничества, которые характеризуются такими признаками как незаконное присвоение активов, коррупция и мошеннические утверждения. Незаконное присвоение активов, по оценке И.Нежданова, является основной формой  корпоративного мошенничества, составляя более четырех пятых известных нарушений, причем махинации с наличными средствами и чековыми расчетами компаний равны общей доле всех других активов (инвентарь, поставки, оборудование и информация). Это получение «навара» с продажи «неучтенки», незаконное списание, неприкрытое изъятие и т.д. Коррупция, в смысле внутреннего мошенничества, обычно заключается в том, что должностное лицо, менеджер или сотрудник фирмы вступает в сговор с посторонними. Известны несколько основных типов внутренней коррупции, которые ведут к ущербу для компании: взяточничество, запрещенные денежные вознаграждения, откат при расчетах, специальное завышение или занижение цены по договоренности и пр.
     Однако, в Европе, Африке и на Ближнем Востоке, по данным исследования, проведенного KPMG, ситуация иная. Там самой распространенной схемой корпоративного мошенничества  являются взятки и откаты. Второе место удерживает прямая кража средств или других активов, на третьем по популярности – искажение финансовой отчетности. Лишь в 2-3% случаев речь идет о более изощренных схемах: продажа торговых секретов, инсайдерской информации или отмывание денег.
     Как правило, однажды вступив на скользкий путь, современный «оборотень в галстуке» не может остановиться. Так, 51% корпоративных мошенников совершает более 20 преступлений, прежде чем быть пойманными, а еще треть – более 50; вывести на «чистую воду» их удается в лучшем случае спустя три года, а в 22% случаев воровство успешно продолжается  больше десяти лет. За это время на счета средне статистического корпоративного вора утекает около 1 млн. евро. Поскольку больше половины преступлений касается компаний с годовым оборотом меньше 50 млн. евро, ущерб может быть весьма ощутимым.
     Для того, чтобы результативно противодействовать корпоративным мошенникам, необходимо четко представлять  общие признаки мошенничества. Такие знания, как правило, позволяют еще на ранней стадии подготовки противоправных деяний распознать эти действия. Как показывает практика, махинаторы для оправдания своих корыстных поступков используют следующие оправдания:
     - чрезвычайная прибыльность данной сделки;
     - срочность решения вопроса;
     - заявления или намеки на возможность влиять на крупномасштабные события, чаще всего через высокопоставленных чиновников;
     - посвященность в конфиденциальные вопросы;
     - необычность (нестандартность) ситуации;
     - неизвестность предлагаемого партнера при больших объемах сделки;
     - временные финансовые трудности предполагаемого партнера.
     Наиболее лакомые подразделения и направления деятельности компании для мошенников.
     Хотя возможность и желание совершать хищения у сотрудников есть и в процессе закупок, и в процессе поступления товаров, и в процессе производства, и в процессе реализации, т.е. мошенники всеядны, но есть наиболее популярные, легко доступные и даже более легко «усваиваемые»  для мошенников в любом бизнесе продукты – это металлолом и горюче-смазочные материалы (ГСМ).
     По компетентному мнению У.Сулейманова, для любого производства наиболее популярной «пищей» для мошенников будет металлолом, который будет лидировать с большим отрывом от занимающих второе место ГСМ. Металлолом привлекает махинаторов самого разного калибра. Рядовые сотрудники просто тащат его (особенно лом цветных металлов). Более крупные мошенники получают свою долю на пересортице и недовесе реализуемого металлолома или же  имеют откат от покупателей за «правильную» цену.
     Если же на фирме существует преступная группа менеджеров из разных отделов (департаментов), то возможна реализация схемы, которая у махинаторов считается «высшим пилотажем» - это реализация под видом металлолома еще пригодного оборудования. Схема – многоходовая, поскольку, видимо, очень скоро  почищенное, смазанное и подкрашенное оборудование в связи с «острой производственной необходимостью» будет снова закуплено компанией. Хотя оборудование будет закуплено как бывшее в употреблении и его цена составит примерно 50-60% нового, тем не менее разница между металлоломом и б/у достаточно существенная и достанется в соответствии с «вкладом» в общее дело и должностью членам преступной группы.
     Газета «Ведомости» рассказала о любопытной схеме, которая использовалась в 2006 году на Новокузнецком металлургическом комбинате. У нее есть три особенности. Во-первых, в ее реализации участвовали сотрудники СБ. Во-вторых, ее пресекли сотрудники ФСБ. В-третьих, «игра» шла вокруг идущего на комбинат металлолома. Вагоны загружались объемным, но легковесным металлоломом, а уже на территории комбината вагоны без обязательного взвешивания шли в цех, где груз менялся на более тяжелый и более дорогой и только после этого вагоны отправлялись на взвешивание. Иными словами, металлолом  может  «сытно кормить» мошенников не только на вывозе, но и на ввозе.
     В нашей стране нефтепродукты любят не только олигархи, но и корпоративные мошенники. И те, и другие делают на них состояния. «Горячая любовь» махинаторов самого различного калибра к ГСМ связана со следующим.
     Во-первых, любой работник, имеющий отношение к автотранспорту или к гаражу,  относительно легко получает доступ к ГСМ. Кроме того, ГСМ легко размещаются в любой таре – от стеклянной банки до цистерны.
     Во-вторых, как правило, завышенные лимиты расхода ГСМ, к которым добавляется отвратительное состояние учета как расходов ГСМ, так и точной нагрузки на технику.
     В-третьих, реальная возможность вывоза и практически свободной реализации похищенного в связи с большим количеством частных владельцев автотранспортных средств.
     В-четвертых, не следует забывать и о примитивности способов контроля, которые сегодня  применяются:  фиксация в путевом листе показаний спидометра, который достаточно легко подкручивается, пломбирование баков и т.д.
     В-пятых, комфортной жизнь бензиновых жуликов делает способность бензина и дизельного топлива изменять плотность в зависимости от температуры (один килограмм топлива может равняться от 1,16 до почти 1,19 литра).
     Сотрудникам СБ следует знать основные способы вывоза ГСМ. Прежде всего, это огромное количество самодельных баков увеличенной емкости, канистры, которые водители прячут в самых неожиданных местах. Бывают и достаточно оригинальные  схемы хищений, которые используют  рядовые мошенники. Так, У.Сулейманов видел полый навесной нож дорожной машины с приваренным незаметным горлышком, которое закрывалось крышечкой на резьбе. Полый нож вмещал более сотни литров ГСМ. Дорожная машина, оснащенная этим ножом несколько раз в день выезжала для того, чтобы почистить подъездные пути, и бдительная охрана машину пропускала.
     Особое место занимает хищение ГСМ с тех машин, которые вообще не покидают территорию фирмы. Здесь уже орудуют мошенники рангом повыше, которые пользуются тем, что контроль за этой техникой ослаблен, и просто завышают расход топлива. «Сэкономленные» ГСМ вывозят другие машины. Другой вариант, когда заправщик либо не полностью  заливает в баки этих машин топливо, либо вообще его не заливает, просто собирая с водителей подписи о якобы полученных ГСМ. Машины продолжают работать на «сэкономленных» резервах, а топливо автозаправщик реализует на стороне.  Следует отметить, что по документам бухгалтерии все в полном порядке, по нормативам тоже. В подобных схемах обязательно участвуют,кроме рядовых водителей, бригадиры, мастера и их начальники.
     Руководители транспортного департамента занимаются хищениями ГСМ, вообще не завозя  закупленное и оплаченное топливо на территорию фирмы.  Их задача следить за его липовым списанием.  Рядовые водители и машинисты, которые расписываются якобы за залитое топливо, получают свою мизерную долю. Для рядовых работников транспортного департамента данная схема хороша тем, что они практически ничем не рискуют, поскольку сами ничего не воруют и не выносят за забор.
     Если компания имеет свои заправки, то минимальные цифры по Санкт-Петербургу – это два рубля с каждого литра полученного бензина, залив. тонну мошенник имеет 2 тыс. рублей. Как правило, в день через него проходит не менее пяти тонн.
     Как известно, в советском фольклоре с уважением упоминался начальник транспортного цеха. И сегодня он «уважаемый» в определенных кругах человек. Тесно примыкает к хищениям ГСМ другая не менее «вкусная» тема -  приобретение запчастей. Как правило значительная часть оплаченных запчастей либо уже реализованы на авторынках, либо вообще не покидали полок автомагазинов.  Против этой схемы есть действенное оружие – от регулярных инвентаризаций до отказа выдавать запчасти без сдачи на склад замененных. Сданные детали актируются, часть из них режется в металлолом, а другая, состоящая из менее изношенных, идет в фонд для экстренной замены в случае необходимости.
     Во второй статье будут рассмотрены другие «лакомые» места в компании, где концентрируются махинаторы, а также возможные противодействия им и особенности деятельности в этом направлении различных подразделений фирмы – СБ, отдела внутреннего аудита, охраны, юридической и кадровой служб, финансового контролинга.

    P.S. Сотрудники СБ могут получить интересную информацию о корпоративном мошенничестве на сайте www.it2b.ru в разделе «Контрразведка».


Возврат к списку

Подпишитесь на анонсы

Вы можете получать актуальную информацию о новых семинарах, курсах и тренингах, подписавшись на нашу еженедельную рассылку.




КПО «ПРОСВЕТ» – это одна из крупнейших компаний, занимающаяся предоставлением услуг в сфере дополнительного профессионального обучения и повышения квалификации.

Наша специализация – интенсивные краткосрочные семинары, рассчитанные на повышение профессионального уровня руководителей и специалистов во всех областях современного бизнеса, которые обеспечивают нашим клиентам высокую эффективность использования рабочего времени и максимальный уровень результативности от обучения. Мы создаем краткосрочные обучающие программы, позволяющие нашим клиентам быстро находить ориентиры и выбирать наиболее правильные пути решения своих задач в условиях существования огромных информационных потоков, которыми характеризуется современное общество. КПО "Просвет" проводит семинары и тренинги в Санкт-Петербурге, семинары в Москве и других городах России.

Семинары КПО "ПРОСВЕТ" проводятся для специалистов по направлениям: право и юриспруденция, финансовый анализ, налоги, государственный оборонный заказ (ГОЗ), закупки для государственных и муниципальных нужд, управление предприятием, строительная индустрия, логистика, ВЭД, кадровый менеджмент, делопроизводство, безопасность бизнеса, экологическая экспертиза, недропользование, госзаказ, энергетика, промышленная безопасность, водопользование. Открытые и корпоративные тренинги КПО "Просвет" организуются по темам: тренинг переговоров, тайм-менеджмент, руководитель, управление подчиненными и др.

Более подробная информация о компании

Вход на сайт