Корпоративные войны в России

10.06.2010

Корпоративные войны в России

В корпоративных войнах России правды нет

Вячеслав Демин, доктор экономических наук, профессор

Сегодня успешное экономическое развитие российских предприятий во многом зависит от их деятельности в области обеспечения экономической безопасности. Переход экономики на рыночные отношения с российскими особенностями (мошенничеством, не выполнением обязательств, криминалом, государственным рэкетом, милицейскими и бандитскими «крышами») требует от собственников и топ – менеджеров предприятий не только разработки рыночной стратегии, но и обязательно стратегии комплексной безопасности, включающей специальные программы экономической и информационной безопасности.

Безопасность бизнеса – одна из наиболее динамично развивающихся сфер предпринимательства. Если в 1992 г. было чуть более 2 тыс. негосударственных структур безопасности – СБ и ЧОПов, то сейчас – около 24 тыс. В 2005 г. количество ЧОПов выросло на 21%, работающий в них персонал увеличился на 23%. Однако, наметилась тревожная тенденция - количество СБ уменьшилось на 5%, впервые после дефолта. По оценкам, объем российского рынка НСБ превышает $ 5 млрд. Пока эта сфера бизнеса, в основном, относится к малому предпринимательству, поскольку 43% негосударственных структур безопасности имеют численность до 9 сотрудников и только менее 2% - более 200. Хотя уже есть мощные СБ, в которых работают тысячи сотрудников. Это – службы ( департаменты) безопасности Газпрома, РАО ЕЭС, ЛУКОЙЛа, Норильского никеля и некоторых других гигантов российского бизнеса. Некоторые из них уже разработали и приняли программы обеспечения безопасности на несколько лет, стоимость которых исчисляется миллиардами долларов.

В последние полтора – два года  меняется отношение государства к этому сектору бизнеса. Дело в том, что серьезные проблемы создают отдельные НСБ, участвуя в спорах хозяйствующих субъектов, занимаясь частным  сбором  информации с сомнительными целями, охраной  несанкционированных мероприятий и т.п. Еще в 2003 г., на второй конференции НСБ начальник Управления лицензионно-разрешительной системы МВД РФ Л.Веденов отметил, что участием в криминальной деятельности и решением хозяйственных споров неправомерным путем особенно часто грешат малые охранные предприятия численностью до 50 человек, средний возраст сотрудников которых составляет 25 лет, и что такие ЧОПы берутся за любые контракты, «которые часто бывают сомнительны». По его словам, подобные фирмы составляют до 70% рынка охранной индустрии. Поэтому вполне была предсказуема реакция государства. Так, по мнению Дмитрия Фонарева, президента Национальной ассоциации телохранителей России, государство всеми доступными методами будет стараться поставить под свой контроль ситуацию с НСБ, используя для этого:

- административное перераспределение объектов в пользу избранных структур (ФГУП и крупные НСБ);

- негласный запрет на регистрацию новых НСБ;

- целевое приостановление деятельности НСБ (контролирующее давление вплоть до закрытия), нарушающих текущее законодательство;

- генерирование тенденции к укрупнению НСБ за счет конкурентного поглощения;

- принудительное вовлечение НСБ для выполнения задач правоохранительных органов. Цель все этих действий – сократить количество НСБ для более эффективного контроля игроков в этом секторе общественных отношений в интересах государства.

Принятые в последнее время законодательно-нормативные акты наглядно это подтверждают. Достаточно вспомнить Федеральный закон № 80 от 2 июля 2005 г., Постановления правительства № 66 от 11 февраля  и № 179 от 4 апреля 2005 г., Указание МВД РФ  № 1/6896 от 4 октября 2005 г. и другие.

За 15 лет не только резко увеличилось число негосударственных структур безопасности, главное – изменились направления их деятельности. Если в первой половине 90-х гг. прошлого века основным в работе СБ прежде всего было противодействие криминалу и личная безопасность первых лиц (недаром этот период развития российского предпринимательства получил название «электромеханического», когда главными аргументами часто выступали утюг и паяльник), то сегодня на передний план выходят такие направления, как мониторинг рынка ценных бумаг предприятия, проверка надежности и кредитоспособности партнеров и контрагентов, противодействие криминальным банкротствам и корпоративным войнам. А это требует прежде всего изменения как в структуре СБ, так и в кадровом составе. На первый план выходят подразделения, которые условно можно назвать разведывательными, задача которых либо локализовать, либо уменьшить риски от внешних угроз предприятию. На Западе уже почти 20 лет считают, что конкурентная разведка – это важнейшая функция современного менеджмента и главное условие динамичного и устойчивого развития бизнеса.

Преступная мысль не стоит на месте, она эволюционирует вместе с остальными отраслями человеческого знания, вбирает опыт предыдущих поколений и очень эффективно пользуется новыми методами. Одной из главных особенностей современного периода является не игнорирование закона, а наоборот, действие в рамках правого поля, используя несовершенство существующего законодательства

С середины 90-х гг. прошлого века в России появляется новый самостоятельный вид бизнеса – рейдерство, возникают самостоятельные структуры, которые профессионально занимаются захватом чужой собственности. К 2000-2001 г. окончательно сложились мощные российские рейдеры, как правило, в виде консалтинговой компании. Сегодня 90% этих структур сосредоточено в Москве. Бизнес это очень выгодный, с минимальной рентабельностью от каждого «проекта» от 300 до 500 процентов и максимальной – до 2000%.

О прибыльности силовых захватов можно судить на примере захвата в Санкт-Петербурге проектного института. Его рыночная цена (полезная площадь недвижимости, включая цеха опытного производства - 100 тыс. кв. м) - $12 млн. Стоимость захвата составила чуть более $1,5 млн., которые были потрачены на:

- сбор информации о проектном институте, приобретение реестра акционеров, дел в налоговой службе и земельном комитете, платежных балансов, оперативных данных МВД), на эти цели было израсходовано $15 тыс.;

- контроль «точек риска» (получение обеспечительных мер в судах, контроль реестродержателя и службы судебных приставов). Потрачено $60 тыс.;

- скупка акций у миноритарных акционеров (организация инициативной группы из числа сотрудников института, отправка команды скупщиков – 30 человек, размещение информации о скупке, организация самой скупки, питание и проживание скупщиков). $450 тыс.;

- выкуп акций у мажоритарных акционеров (сбор информации о гендиректоре, главном бухгалтере, членах совета директоров – справки из правоохранительных органов, переговоры с отдельными совладельцами и покупка их пакетов), $900 тыс.;

- назначение своего гендиректора (жалобы в ФСФР о недостаточном раскрытии информации по деятельности института, в прокуратуру – по фактам мошенничества и хищений, организация судебного решения, запрещающего основным владельцам участвовать в собрании акционеров, созыв внеочередного собрания без их участия и назначение гендиректора, проведение дополнительной эмиссии акций), $50 тыс.;

- захват  института (организация обеспечительных мер, запрещающих реальным владельцам находиться в институте и пользоваться его имуществом, начало исполнительного производства судебными приставами, организация силами своего ЧОПа защиты территории института), $60 тыс.

В 2005 г. средний «бюджет» одного захвата составлял примерно $300 тыс. которые выделяли заказчики прежде всего на подкуп властных структур. По данным специалистов, сегодня примерные «накладные» расходы на захват одного предприятия выглядят следующими образом:

- от $50 до $200 тыс. – за неправомерное судебное решение в судах Московского региона;

- от $10 до $20 тыс. – за неправомерное судебное решение в регионах;

- от $10 до $60 тыс. – на подкуп милиции, следственных органов, прокуратуры;

- от $10  тыс. – за неправомерные услуги судебных приставов;

- от $100 до $200 – за услуги каждого бойца в сутки.

В России сложился рынок специфических юридических и неюридических услуг с миллиардными оборотами по недружественным поглощениям. Большинство жителей нашей страны столкнулись с этим явлением, когда смотрели фильм «Красотка» - в свободное от флирта время герой Ричарда Гира занимался именно недружественным поглощением судостроительной компании..

Естественно, как все положительное, так и все отрицательное, это явление наибольший размах получило в Москве. Так, менее чем за пять лет свыше 1,2. тыс. столичных предприятий испытали на себе «прелести» недружественных захватов. Еще около 4 тыс. предприятий продолжают вызывать аппетит у агрессоров и могут быть поглощены в ближайшие три-пять лет. По оценкам специалистов, 90% этих московских предприятий находятся в разработке, среди них – Центр международной торговли (рыночная стоимость которого составляет $ 60-70 млн., захват же обойдется значительно дешевле: по «белой» схеме - $ 10 млн., по «серой» - 2-3 млн. и по «черной» - всего лишь !,0-1,5 млн.). Поэтому активно развиваются структуры, которые оказывают помощь по защите от недружественных поглощений. Есть компании, которые оказывают «услуги» как по захвату, так и по обороне (к сожалению, такие имеются  и в культурной столице). Как достаточно цинично говорят в Санкт-Петербурге, рейдерство – это игра, в которую играют юристы: просто одни играют в нападении, а другие в защите. Причем гонорары растут и тех, и у других. По данным юридической компании, гонорар защитника от рейдерства составляет $ 1-4 млн.  при стоимости захватываемых активов в $ 100 млн.

Для сотрудников СБ можно порекомендовать следующие работы, где профессионально рассматривается система мер защиты от захватов. Это – Практические рекомендации предпринимателям по предупреждению и противодействию недружественным поглощениям и силовым захватам: практическое пособие / под ред. Д.В.Каплина; Московская торгово-промышленная палата. – М.: 2005 и Осипенко О.В. Российский гринмейл. Стратегия корпоративной обороны. – М.:ЮРКНИГА, 2006

Одной из наиболее агрессивных и динамичных ФПГ России является «Сибирский алюминий» О.Дерипаски. Для успешного развития своего бизнес он создал развитую структуру безопасности, укомплектованную профессионалами из ФСБ,. ГРУ и МВД. В нее, по данным материала «Все хорошее о Дерипаске», размещенном на сайте Compromat ru. и написанном Ю.Борисовым ( книга которого «Игры в «Русский M&A» признана профессиональными рейдерами лучшей книгой 2005 г. о враждебных поглощениях), входят:

- СБ предприятий группы;

- опергруппа по разработке конкурентов, сбору информации и проведению активных дезинформационных мероприятий;

- группа «лоббистов» и «прикрытия» в госструктурах и правоохранительных органах;

- информационно-аналитическая группа;

- группа по связям с правоохранительными органами в регионах;

- ряд ЧОПов и охранных структур. Кроме того, у Дерипаски одна из сильнейших PR-структур в России.

После проигрыша «Илим палп энтерпрайзис» битвы за очередной ЦБК Дерипаска несколько потерял в образе «зиг-зверюги русского M&A. Но все равно его репутация агрессора еще достаточна для того, чтобы «Илим палп» был готов в качестве отступного возместить Дерипаске его же затраты на неудачное поглощение предприятий того же «Илим палпа» в размере $50-70 млн.

     
Однако Дерипаске пришлось внести серьезные коррективы в струтуры своей группы. Так, из компании «Базовый элемент», которая сейчас позиционируется как инвестиционная компания, для придания ей более благородного облика были выведены все «сомнительные» службы: пиар, бизнес-службы по враждебным поглощениям и т.д. – в отдельные структуры, формально независимые от «Базела». Налицо полная перестройка бизнеса с учетом ошибок проигрыша «лесной войны». Закладывается программа долгосрочного управления репутацией, которую вряд ли будут делать пиарщики, набившие руку на том, чтобы только «мочить» конкурента.

Дерипаске принадлежит уникальная фраза, которая очень точно и емко характеризует суть нынешнего российского бизнеса: «успешный бизнес на 40% состоит из GR (government relations – связи с органами государственной власти, административный ресурс), на 40% из PR, и только на 20% из самого хорошо выстроенного бизнеса».


Возврат к списку

Подпишитесь на анонсы

Вы можете получать актуальную информацию о новых семинарах, курсах и тренингах, подписавшись на нашу еженедельную рассылку.




КПО «ПРОСВЕТ» – это одна из крупнейших компаний, занимающаяся предоставлением услуг в сфере дополнительного профессионального обучения и повышения квалификации.

Наша специализация – интенсивные краткосрочные семинары, рассчитанные на повышение профессионального уровня руководителей и специалистов во всех областях современного бизнеса, которые обеспечивают нашим клиентам высокую эффективность использования рабочего времени и максимальный уровень результативности от обучения. Мы создаем краткосрочные обучающие программы, позволяющие нашим клиентам быстро находить ориентиры и выбирать наиболее правильные пути решения своих задач в условиях существования огромных информационных потоков, которыми характеризуется современное общество. КПО "Просвет" проводит семинары и тренинги в Санкт-Петербурге, семинары в Москве и других городах России.

Семинары КПО "ПРОСВЕТ" проводятся для специалистов по направлениям: право и юриспруденция, финансовый анализ, налоги, государственный оборонный заказ (ГОЗ), закупки для государственных и муниципальных нужд, управление предприятием, строительная индустрия, логистика, ВЭД, кадровый менеджмент, делопроизводство, безопасность бизнеса, экологическая экспертиза, недропользование, госзаказ, энергетика, промышленная безопасность, водопользование. Открытые и корпоративные тренинги КПО "Просвет" организуются по темам: тренинг переговоров, тайм-менеджмент, руководитель, управление подчиненными и др.

Более подробная информация о компании

Вход на сайт