Оффшоры как угроза экономической безопасности - 2

12.01.2010

Оффшоры как угроза экономической безопасности - 2

Оффшоры – угроза международной и национальной экономической безопасности 

Вячеслав Демин, доктор экономических наук, профессор


       В 90-е годы в мире начался настоящий бум оффшорного бизнеса,  затронувший и Россию. По данным журнала Offshore Express, в конце 90-х годов в мире было зарегистрировано 3 млн. оффшорных компаний, в том числе около 100 тысяч российских.  

       Общее число зарегистрированных оффшорных  компаний по некоторым юрисдикциям (по состоянию на 2002 год): Британские Виргинские острова – 437 тыс., Багамские острова – 123 тыс., Белиз – 27 тыс., Сент-Китс и Невис – 25 тыс., Нидерландские Антильские острова – 20 тыс. По оценкам экспертов, с оффшорами вообще связано более трети мирового денежного оборота.

    Первые оффшоры появились в 60-е годы прошлого века, когда бывшие колонии получив независимость, начали предоставлять налоговые льготы компаниям нерезидентам с целью привлечения капиталов. Однако начало роста оффшорного бизнеса связывают с антиинфляционными мерами, предпринятыми ФРС США в 70-е годы ХХ века, в частности, с заметным ужесточением резервных требований для банков. Из-за этих ужесточений крупные американские транснациональные корпорации для финансирования своих операций начали открывать собственные банки-филиалы за пределами США – сначала в Швейцарии, а затем и в других странах (термин «off-shore» означает деятельность «за берегами», что для Великобритании, где он впервые стал применяться, означает одновременно и «за рубежом»).

    Отличительные особенности оффшоров – это прежде всего создание для бизнесменов благоприятного валютно-финансового, фискального режима, высокого уровня банковской и коммерческой секретности, лояльность государственного регулирования. Главной отличительной особенностью оффшорных зон являются не низкие или нулевые налоговые ставки, а наличие особых законодательных гарантий финансовой конфиденциальности (секретности) и возможностей для налогового планирования.

    Специфичность оффшорной юрисдикции - это не только низкий уровень налогов, но и распространение льготного налогового режима исключительно на нерезидентные компании, которые не осуществляют деятельность на территории  оффшорной зоны и управление которыми также осуществляется извне.

    Для оффшорных юрисдикций характерен определенный уровень финансовой секретности, который базируется на чрезмерно жестких правилах защиты банковской и коммерческой тайны. Оффшорные зоны с этой точки зрения делятся на две группы: страны, которые принципиально соблюдают режим секретности и это закреплено в их национальном законодательстве, и которые предоставляют (или обещают после корректив в законодательстве предоставлять) интересующую информацию налоговым органам других стран.

    Как правило, оффшоры имеют  систему двойного валютного контроля. В ее основе – различие между резидентами и нерезидентами, а также между национальной и иностранной валютами. Общее правило: резиденты подвергаются валютному контролю, а нерезиденты – нет.

    Большинство оффшорных юрисдикций  имеют современные коммуникации – отличные средства связи, получения и передачи информации.

    Простой доступ к зарубежным банкам: использование оффшоров позволяет размещать капитал в твердой валюте в надежных банках, в стабильных странах. Оффшорной компании может быть открыт валютный банковский счет в зарубежном банке.

    Кроме того, большинство оффшорных  зон имеют относительно простые  требования к лицензированию  и регулированию финансовых и  иных компаний.

     Именно эти признаки являются  определяющими для характеристики  оффшорных юрисдикций.

    Потерянный рай. Идеология оффшорного бизнеса, которая сформировалась в 90-е годы, держалась прежде всего на том, что «заработанное» надо постоянно прятать и перепрятывать, а невредно бы спрятаться и самому – лишь только тогда можно спастись от государственных и криминальных структур. Причем эти идеи были характерны не только для российских бизнесменов, но и для всего мира. Каждый год открывались новые оффшорные юрисдикции, постоянно разрабатывались новые и новые схемы и инструменты.

    До недавнего времени создать или купить фирму в любом из многочисленных оффшоров и «заточить» ее под нужды своего бизнеса было дешево и просто. Это привело к тому, что российские коммерсанты быстро привыкли к незамысловатым схемам и поверили в то, что оффшоры – это универсальная панацея от  любых проблем с фискальными и прочими государственными органами (подробнее см.: В.Демин. Не нужен нам берег турецкий, а нужен надежный и «чистый» оффшор// БДИ, 1999, № 6).  Многие и сейчас подвержены этим опасным иллюзиям. Как известно, спрос определяет предложение. В Интернете просто зашкаливает от предложений об оказании юридической, консалтинговой помощи при покупке или создании компании в оффшорной зоне

    Однако за последние три-четыре  года резко изменилось отношение  к оффшорам со стороны правительств ведущих стран мира, включая и Россию. Дело в том, что благодаря оффшорным зонам обостряется так называемая налоговая конкуренция и государство не дополучает сотни миллиардов долларов в виде налогов, что в условиях мирового экономического кризиса крайне актуально Так, выступая 4 мая 2009 года Б.Обама отметил, что за последнее десятилетие одни только не запрещенные законом схемы по использованию «налоговых гаваней» обошлось американскому бюджету в $ 190 млрд. По данным сената США, американцы ежегодно выводят из-под налогообложения в оффшоры порядка $ 100 млрд. Кроме того, через оффшоры происходит утечка капитала и «отмывание» криминальных денег. Поэтому началась мировая антиоффшорная кампания. Под давлением со стороны ведущих стран и таких авторитетных международных организаций, как ОЭСР и FATF, большинство низконалоговых стран и территорий было вынуждено ужесточить свое законодательство, повысив требования к прозрачности компаний и их деятельности.

    Активно идущая с июля 1989 года, когда по инициативе Ф.Миттерана была создана FATF, борьба с «отмыванием» денег привела к  серьезным изменениям по отношению к оффшорным компаниям со стороны  европейских банков и фирм.  В настоящее время многие иностранные компании отказываются иметь дело с потенциальными партнерами, которые предлагают работать через оффшор. Европейская фирма, согласившись на подобную сделку,  сразу же привлекает к себе ненужное внимание  налоговых органов и ей придется доказывать, что этот оффшор – не ее, а партнера. Кроме того, пришедший из оффшора платеж наверняка покажется подозрительным банку европейской компании. Как справедливо отмечает партнер G.S.L. Law& Consulting, адвокат О.Попутаровский, «у многих крупных поставщиков, владеющих известными брэндами, есть свои правила due diligence …они не хотят продавать товар офшорным компаниям, поскольку из-за репутационных рисков, связанных с неуплатой таким контрагентом налогов или другими нарушениями законодательства, производитель может потерять гораздо больше, чем он заработает на сделке с этим офшором».

      Отдельные страны изрядна потрудились, чтобы избавиться от оффшорного «клейма». Классический пример, так любимый российскими коммерсантами в 90-е годы Кипр (подробнее см.: В.Демин. Внуки Остапа Бендера или некоторые особенности ирландских и кипрских оффшоров// БДИ, 2000, № 1). Поскольку широко анонсировалось . что на встрече «большой двадцатки» в Лондоне будет составлен новый «черный» список оффшоров и G 20 собирается нанести сокрушительный удар по оффшорному бизнесу, то у отдельных государств «сдали нервы». В середине марта восемь стран, прежде всего европейских (Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Андорра, Австрия, Бельгия, Сингапур) заявили о готовности пересмотреть свое банковское законодательство в сторону большей прозрачности, чтобы избежать попадания в новый список ОЭСР. Поскольку нахождение страны в этом списке может стать причиной ее международной изоляции. Накануне саммита «большой двадцатки» в Лондоне они успели подписать соглашение, которое предусматривает предоставление информации о клиентах, подозреваемых в налоговых махинациях. Так, например, 12 марта 2009 года за три недели до саммита в Лондоне Лихтенштейн решил подписать соглашение с ОЭСР о банковской прозрачности и раскрытии информации по налоговым вопросам. Для маленького княжества это очень большая жертва, страна отказывается от трети доходов бюджета.

    Черные списки оффшоров. Накануне встречи «большой двадцатки» президент Франции Н.Саркози заявил, что на саммите G 20 будет составлен четкий список оффшорных зон. «Мы хотим, чтобы было четко определено, что такое «налоговый рай», - сказал Н.Саркози. – Чтобы был составлен один или несколько списков финансовых центров, которые не отвечают критериям ОЭСР, и чтобы из этого были сделаны выводы». На встрече в Лондоне государства G 20 объявили войну оффшорам и намерены применять санкции против территорий с льготным налогообложением, которые откажутся предоставлять информацию о клиентах.

     «Мы готовы к введению санкций,  чтобы защитить наши государственные финансы и финансовые системы. Эра банковской тайны закончена», - провозгласили члены «большой двадцатки» в коммюнике по итогам саммита. Никаких конкретных мер, правда, предложено не было, их обещали обдумать к следующей встрече.

     Однако одно предложение зафиксировано в решениях саммита: если «налоговые гавани» и в дальнейшем будут отказывать в обмене информацией, то последует ответная реакция – установлен (либо увеличен) налог на репатриацию при перечислении денежных средств в эти государства, а компаниям будет запрещено относить на валовые расходы траты, понесенные при построении коммерческих отношений с их резидентами. Кроме того, международные и региональные институты развития могут получить рекомендации о пересмотре инвестиционной политики в странах, не следующих стандартам обмена информацией.

    В рамках исполнения решений лондонской встречи G 20 ОЭСР, в которую входит 30 наиболее развитых стран и на долю которых приходится около 60% мирового ВВП, представила новый список стран, не соответствующих принятым организацией в 2002 году стандартам по обмену налоговой информацией. В нем 35 оффшоров и 8 других финансовых центров. Ущерб мировой финансовой системы от действий оффшоров ОЭСР оценивает в $ 1,7-11,5 трлн.

    Список разделен на три части: в первой содержатся юрисдикции, по мнению ОЭСР «значительно преуспевшие в применении согласованных стандартов налогового сотрудничества; во второй перечислены юрисдикции, обязавшиеся перейти на эти стандарты, но еще не сделавшие этого; в третьей – юрисдикции, не обязавшиеся принять стандарты и к которым, если они не подчинятся, по-видимому, будут применены определенные санкции.

    Среди стран, безоговорочно признающих  принятые международным сообществом  стандарты налогообложения («белый» список) перечислены 39 юрисдикций, среди которых Россия, США, Китай.

    Подавляющее большинство оффшорных и низконалоговых территорий  попадают во вторую часть списка, в которой 38 юрисдикций и которая делится на «налоговые гавани» (оффшоры) и «другие финансовые центры». Среди последних значатся Австрия, Бельгия, Люксембург, Швейцария, Сингапур. Попав в подраздел «другие финансовые центры», они по крайней мере избежали позорного ярлыка «налоговой гавани».

    В «черный «список оффшоров ОЭСР занесла Коста-Рику, Уругвай, Малайзию (Лабуан) и Филиппины, которые уклоняются от раскрытия финансовой информации.

    В России есть свои «черные» списки оффшоров. Первый из них был составлен зимой 1999 года ЦБ РФ и включал более 50 государств и территорий (Постановление ЦБ № 500-У от 12 февраля 1999 года). В настоящее время данное Постановление еще действует, но сами списки уже отменены. Сегодня имеет силу единственный «черный» список Банка России (Указание № 1317-У от 7 августа 2003 года), в котором содержится определенный перечень государств. Но это Указание прежде всего касается корреспондентских отношений российских резидентных банков с банками оффшорных зон.

   Приказами Министерства финансов  России «Об утверждении Перечня  государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (оффшорные зоны)» от 13 ноября 2007 года № 108н и «О внесении изменений в приказ Министерства финансов Российской Федерации от 13 ноября 2007 года № 108н» от 2 февраля 2009 года № 10н утверждены «черные» списки оффшоров Минфина России, которые включают 42 юрисдикции. Критериев, по которым отбирали в список оффшоры, было всего два – непредоставление информации и налогообложение прибыли меньше, чем две трети от российского. По этим критериям в список оффшоров не попали Бельгия, Люксембург и отдельные территории Ирландии, Португалии и Швейцарии. В список оффшоров вошли территории Великобритании, например, остров Мэн. Также оффшорами признаны Андорра, Сан-Марино, Мальта, Монако, Лихтенштейн, Британские Виргинские острова, ОАЭ.

    Если сравнить списки ОЭСР от 4 апреля 2009 года и Минфина РФ от 2 февраля 2009 года, то обнаруживается следующее: в список ОЭСР не вошли восемь оффшоров из российского списка , что безусловно должно радовать российских бизнесменов. Самое интересное – не вошел Кипр, Остров Мэн, Остров Джерси, Сейшельские острова (которые российский Минфин в феврале 2009 года включил в свой список), ОАЭ.  Российские специалисты в сфере оффшорного бизнеса не могут понять: по каким критериям ОЭСР составляла свой список. Возможно с французами, немцами, американцами эти оффшорные зоны и сотрудничают в плане обмена налоговой информации. Так, Э.Савуляк, директор московского офиса Международной консалтинговой компании TAX Consulting U.K., комментируя «черный» список ОЭСР, в который попали Коста-Рика, Уругвай, Малайзия (Лабуан) и Филиппины, отметил, что эти страны не занимают значительного места среди оффшоров по количеству зарегистрированных там компаний, и по объемам, которые там хранятся, особенно, к примеру, на фоне Швейцарии.

    В «серый» список  стран, согласившихся увеличить прозрачность финансовых операций, ОЭСР внесла Андорру, Люксембург, Швейцарию, Австрию, Бельгию, Чили, Монако, Британские Виргинские острова, Нидерландские Антильские острова, Каймановые острова, Сингапур и Лихтенштейн. Для Комитета по налоговым делам ОЭСР, который собственно и занимается списками, объективным критерием вхождения юрисдикции в «белый» список является  наличие у нее не менее 12 двусторонних соглашений об обмене налоговой информацией (в настоящее время Комитет по налоговым делам рассматривает возможность снижения  данного уровня). По мнению Э.Савуляка, что касается «серого» списка, то для стран, в него внесенных, ничего страшного не произошло. Эти страны пока еще не обмениваются информацией, но соответствующие декларации уже подписали. Так, например, у Антигуа и Барбуда семь подписанных налоговых соглашений, у Каймановых островов – восемь, у Нидерландских Антильских островов – семь. Видимо, более сложное положение у международных финансовых центров, которые попали в этот список: Швейцарии, Австрии, Бельгии Сингапура. Дело в том, что Швейцария и Сингапур занимают ведущие места по торговле на биржевых площадках и крайне заинтересованы в том, чтобы стать более мощным конкурентом Лондонской и Нью-Йоркской биржам. Поэтому им придется предпринять более активные действия, чтобы их исключили из «серого» списка, поскольку сегодня далеко не каждый инвестор захочет размещаться в «серой» юрисдикции.

    Крайне интересна реакция стран,  которые оказались в «черном»  и «сером» списках ОЭСР.  Наиболее  быстро согласились на сотрудничество  с ОЭСР именно те юрисдикции, которые попали в «черный» список. Это было вполне ожидаемо - значение этих стран в мировой экономике мизерно и обещанные санкции могли сделать их еще беднее, чем они сейчас. Видимо, их руководство надеется обменять свое быстрое согласие на помощь от ОЭСР. 7 апреля глава ОЭСР А.Гурриа сообщил , что Коста-Рика, Малайзия, Филиппины и Уругвай переведены в «серый» список и «черный» список не существует. По словам А.Гурриа, к настоящему моменту все государства в полной мере взяли на себя обязательства осуществлять обмен налоговыми данными в соответствии с нормами ОЭСР. «Из всех 84 государств и территорий, мониторинг ситуации в которых постоянно проводит наша организация, ни одно не совершает сегодня действий, заставляющих внести  его в «черный» список», - заявил глава ОЭСР. По мнению А.Гурриа, этот прогресс произошел во многом благодаря проведенному в Лондоне саммиту «большой двадцатки». Фантастика, да и только! 2 апреля ОЭСР публикует новый список, а уже 7 апреля ликвидируется «черный» список!

    Как и предполагали эксперты, именно европейские страны, попавшие в «серый» список, будут возмущаться и протестовать наиболее активно. Первым свое негодование высказал премьер-министр Люксембурга Ж.-К.Юнгер. Дело в том, что против Люксембурга в Европе давно ведется кампания для того, чтобы заставить его правительство ужесточить налоговое законодательство. Особенно усердствует в этом Германия, поскольку именно ее граждане активно используют этот оффшор. Люксембург согласился изменить свою налоговую политику, однако страна все равно попала в «серый» список, что и вызвало недоумение ее премьера. Министерство финансов Швейцарии заявило, что решение ОЭСР «достойно сожаления, а самой большой загадкой для него стали принципы, по которым был составлен список». Президент Швейцарии Г.-Р. Мерц подверг сожалению мотивировку о включении Швейцарии в «серый» список. Он даже отметил, что «влияние Франции и Германии очень чувствовалось на саммите, что и привело к включению страны в «серый» список». Реакция Швейцарии была крайне неожиданной: через несколько дней после обнародования списка ОЭСР заблокировала счет ОЭСР на смешную сумму в 136 тыс. евро. Министерство экономики остановило платеж, который должен был оплатить некие совместные действия ОЭСР и «большой двадцатки». На какие конкретно цели должны были пойти эти деньги, не сообщается. Единственная причина блокировки счета заключается именно в том, что в сообщении министерства экономики Швейцарии упоминаются две эти организации – ОЭСР и G 20. Столь экстравагантная реакция швейцарских гномов свидетельствует, что решения «большой двадцатки» по оффшорам серьезно подпортило настроение в «налоговых гаванях». По данным Ассоциации щвейцарских банков, на находящихся в ее ведении оффшорных счетах хранится $ 2,42 трлн., две трети из которых принадлежат зарубежным инвесторам.              

    Министр финансов Бермудских островов и глава правительства Гибралтара заявили, что их страны активно проводят работу по заключению двусторонних договоров и уверены, что к ноябрю 2009 года, когда предполагается опубликование очередного списка ОЭСР, их страны уже будут в «белом» списке.

     Налоговые консультанты считают,  что в условиях мирового экономического  кризиса, когда жадность «налоговых  гаваней» борется со страхом,  оффшорные юрисдикции могут повести  себя по-разному. Но все же большинство из них будут изображать желание содействовать реализации решения саммита G 20 в Лондоне. В то же время предложенные «большой двадцаткой» меры коснутся, прежде всего, оффшорных юрисдикций финансово-банковской специализации, в которых работают хедж-фонды и где в оффшорных банках хранятся деньги клиентов из высоконалоговых юрисдикций. Эти меры могут повлиять на пользователей оффшоров из США и Западной Европы.

    Эксперты также единодушны во  мнении, что в период кризиса  оффшорные компании используются, прежде всего, для защиты активов от недружественных действий заинтересованных лиц. Классические оффшоры также задействуются для хранения денежных средств в надежных банках. Таким образом, в ближайшее время популярными будут оставаться классические оффшорные юрисдикции, такие как Британские Виргинские острова и Багамские острова, где, как уже отмечалось в начале статьи, зарегистрировано наибольшее число оффшорных компаний.

    По мнению А.Шкурпата, финансового  аналитика Astrum Investment Management, сокращение перечня оффшорных зон можно ожидать лишь в том случае, если налогообложение в этих юрисдикциях сравняется по условиям с налогообложением в странах, компании которых сейчас активно используют оффшоры с целью оптимизации налогообложения. Кроме того, необходимо учитывать и тот факт, что сами правительства «налоговых гаваней» не заинтересованы в изменении своих налоговых режимов, поскольку стоимость регистрации и поддержания функциональности резидентных структур является существенным видом пополнения их госбюджетов.

    Учитывая важность и актуальность  темы оффшоров, автор собирается  в ближайшее время ее продолжить. Дело в том, что для России – это крайне приоритетная и крайне неприятная тема. Еще в конце 90-х годов нынешний председатель Банка России С.Игнатьев, будучи тогда первым заместителем министра финансов, утверждал, что оффшоры – угроза экономической безопасности государства. Через зарегистрированные в оффшорных зонах компании ведет бизнес верхушка российского списка Forbes. По оценкам экспертов, там находится до 90%  бизнеса крупнейших отечественных компаний, в том числе государственных. Кроме того, там держат свои сбережения, нажитые «нелегким трудом» многие представители российской бюрократии, то есть те самые чиновники, которые должны осуществлять антикризисные меры правительства и еще – антикоррупционные меры тоже. По данным, которые приводит «Коммерсант», около 90% сделок на бирже РТС проходит через оффшоры. По оценкам экспертов, только за последние 10 лет в оффшоры из России нелегально было вывезено более $ 200 млрд. Очевидно, что государство в такой ситуации не должно оставаться равнодушным. В следующей статье - об антиоффшорном регулировании в США и в России.


Возврат к списку

Подпишитесь на анонсы

Вы можете получать актуальную информацию о новых семинарах, курсах и тренингах, подписавшись на нашу еженедельную рассылку.




КПО «ПРОСВЕТ» – это одна из крупнейших компаний, занимающаяся предоставлением услуг в сфере дополнительного профессионального обучения и повышения квалификации.

Наша специализация – интенсивные краткосрочные семинары, рассчитанные на повышение профессионального уровня руководителей и специалистов во всех областях современного бизнеса, которые обеспечивают нашим клиентам высокую эффективность использования рабочего времени и максимальный уровень результативности от обучения. Мы создаем краткосрочные обучающие программы, позволяющие нашим клиентам быстро находить ориентиры и выбирать наиболее правильные пути решения своих задач в условиях существования огромных информационных потоков, которыми характеризуется современное общество. КПО "Просвет" проводит семинары и тренинги в Санкт-Петербурге, семинары в Москве и других городах России.

Семинары КПО "ПРОСВЕТ" проводятся для специалистов по направлениям: право и юриспруденция, финансовый анализ, налоги, государственный оборонный заказ (ГОЗ), закупки для государственных и муниципальных нужд, управление предприятием, строительная индустрия, логистика, ВЭД, кадровый менеджмент, делопроизводство, безопасность бизнеса, экологическая экспертиза, недропользование, госзаказ, энергетика, промышленная безопасность, водопользование. Открытые и корпоративные тренинги КПО "Просвет" организуются по темам: тренинг переговоров, тайм-менеджмент, руководитель, управление подчиненными и др.

Более подробная информация о компании

Вход на сайт