Стратегия корпоративной защиты

07.11.2006

Стратегия корпоративной защиты

Стратегия нападения и тактика защиты
Концепция системы корпоративной безопасности акционерного общества

Президент МРОО «Корпоративное развитие и защита», Александр Осиновский
http://kriz.spb.ru/

На войне как на войне

Говоря о корпоративных конфликтах, мы вынуждены постоянно пользоваться военной терминологией.

Одна сторона атакует, другая – обороняется. Обороняющаяся сторона строит свою оборону, и при этом  ее оборона должна быть глубокой, эшелонированной.

Если нападение является стратегией захватчика, то защита чаще всего становится тактикой обороняющихся. Теория военного искусства учит, что стратегия – это искусство планирования руководства боевыми действиями, основанное на правильных и далеко идущих прогнозах, а тактикой называются приемы, способы достижения цели, линия поведения воюющей стороны.

Нетрудно заметить, что в корпоративных конфликтах нашего времени агрессор начинает активные действия, только хорошо подготовившись, разработав детальный план, сосредоточив в своих руках людские, административные и, самое главное, финансовые ресурсы. То есть, агрессор действует по своему стратегическому плану.

Напротив, компания, ставшая объектом атаки корпоративного агрессора, вынуждена строить свою оборону соответственно ситуации, возникшей вследствие активных действий нападающей стороны. Действия обороняющихся в острый период конфликта направляются, в первую очередь, на ликвидацию последствий начавшейся атаки. Такие действия являются тактическими для обороняющейся стороны.

Превентивные оборонительные меры, имеющие целью создание продуманной, глубоко эшелонированной обороны,  скорее всего, предотвратят попытку недружественного поглощения, и такая компания в меньшей степени рискует стать жертвой корпоративного агрессора.

Попробуем систематизировать направления атаки на компанию-цель и, соответственно выделить основные способы ее обороны.

Направления атаки

Наиболее очевидной и наиболее востребованной целью корпоративной атаки на акционерное общество является приобретение контрольного пакета акций компании-цели. Это позволяет захватчику получить контроль над объектом атаки, то есть – над органами управления атакуемого общества. Органы управления почти всегда является целью агрессора, хотя к этой цели можно идти различными путями.

В общем случае, получение контроля над акционерным капиталом возможно путем приобретения необходимого количества акций посредством совершения сделок купли-продажи или дарения. Рейдеры, профессионально занимающиеся скупкой акций, достаточно хорошо изучили приемы, позволяющие посредством массированной скупки акций за короткое время собрать их контрольный пакет.

Нередко можно столкнуться с хищением акций посредством различных манипуляций с реестром акционеров (как правило, если эмитент самостоятельно ведет реестр акционеров)  или же путем подделки подписей продавцов на передаточных распоряжениях.

Назовем такие действия агрессора атакой на акционерный капитал.

Чаще всего интерес захватчика к объекту атаки заключается  в получении доступа к активам (бизнесу, имуществу) компании-цели.

Достаточно примеров, когда атакованная компания лишается имущества, даже не предполагая об этой угрозе ее благополучию.

Например, бывший генеральный директор может задним числом подписать договор купли-продажи имущества (особенно – недвижимого), или же по поддельным документам похищенное имущество может сменить нескольких владельцев, после чего законному владельцу становится достаточно трудно возвратить свое имущество от добросовестного приобретателя.

Естественно, что, получив контроль (даже ненадолго) над имуществом атакованной компании, агрессор, чей интерес к имуществу достаточно определен, первым делом будет выводить активы компании-цели на других юридических или физических лиц. Даже при утрате контроля над атакованным обществом захватчик будет стремиться сохранить контроль над выведенным за пределы компании-цели имуществом.

Банкротство атакуемой компании, как правило, также имеет целью получение контроля над ее имуществом. Однако процедура, связанная с банкротством является сложной, длительной и дорогостоящей. Используют этот механизм не всякий раз, а, главным образом, тогда, когда стоимость приобретаемого имущества соответствует затратам на реализацию процедуры банкротства.

Назовем все это атакой на имущество компании-цели.

Атакуя акционерный капитал, агрессор стремиться получить контроль над объектом атаки, то есть – получить большинство на собрании акционеров, в совете директоров, занять должность генерального директора захватываемого предприятия. При этом захват кресла генерального директора является основной частью плана агрессора.

В акционерных обществах  контроль над органами управления возможен при наличии у агрессора большинства голосов на собрании акционеров. Это достигается несколькими способами.

«Белой» схемой является приобретение контрольного пакета акций в результате атаки на акционерный капитал.

«Серыми» схемами являются различные приемы увеличения доли одной из сторон в голосующих на собрании акциях. Например, не редкостью является получение судебного запрета противоборствующей стороне голосовать на общем собрании акционеров, или же одной стороной создаются различные  препятствия  для участия в собрании акционеров представителей другой стороны.

К «черным» приемам относятся проведение «мусорных» собраний, то есть изготовление протоколов собраний, не основанных на решениях органа акционерного общества или же силовой захват предприятия, вообще не подкрепляемый какими-либо правдоподобными документами.

Назовем это атакой на органы управления.

Следующим направлением, на котором агрессор сосредотачивает свои усилия, является давление на руководителей атакуемого предприятия. Хотя эта мера является дополнительной к первым трем, ее значение опасно преуменьшать.

Чаще всего, агрессор стремиться к уголовному преследованию руководителя атакуемого предприятия, давая ему понять, при этом, что уступка требованиям агрессора повлечет за собой сворачивание уголовного преследования руководителя или руководителей.

Кроме того, арест, даже кратковременный, руководителя атакуемого предприятия, помимо психологического давления на арестованного, может позволить атакующему достичь многих поставленных целей за время вынужденной изоляции арестованного.

Эти действия мы будем называть атакой на личность руководителя.

Возможно, что дотошные читатели захотят привести иные примеры стратегии нападения, но автор полагает, что они укладываются в четыре перечисленных им направления атаки.

Рубежи обороны

На каждом из направлений атаки обороняющаяся сторона выстраивает свои рубежи обороны.

В зависимости от того, каким временным и финансовым ресурсом она располагает, оборонительные действия могут носить тактический характер – при вынужденных действиях в острый период корпоративной борьбы или быть стратегическими действиями, когда владельцы акционерного общества заранее готовятся к возможной атаке корпоративного захватчика. 

Если направлений атаки мы выделили четыре, то рубежей обороны можно выделить шесть. Первые четыре очевидным образом вытекают из перечисленных направлений атаки.

Это:

Защита акционерного капитала;
Защита имущества компании;
Защита органов управления;
Предотвращение уголовного преследования руководителей.

Пятым рубежом обороны является периметр предприятия, за пределы которого противник войти не должен. Для нападающей стороны преодоление периметра компании-цели является  частью общего плана захватчика, для обороняющейся стороны – это самостоятельный элемент системы защиты.

Шестой прием, который может использовать обороняющаяся сторона, является зеркальным отображением приемов нападения, то есть – нанесение аналогичных ударов по агрессору. Термин, некогда предложенный В.Тутыхиным[1]  для обозначения этого приема – «асимметричные действия», достаточно точно иллюстрирует сущность этого метода.

Итак, к названным четырем рубежам мы добавим еще два:

Охрана и оборона периметра предприятия;
Асимметричные действия.

Защита акционерного капитала

Наилучшим условием для успешной защиты акционерного капитала является единоличное владение этим капиталом. Но этого может оказаться недостаточным.

Чтобы уменьшить риски, связанные с личной безопасностью владельца капитала, акционером основной компании лучше сделать юридическое лицо.

Чтобы уменьшить риск неожиданной утраты контроля над этим юридическим лицом,  такое лицо можно зарегистрировать (приобрести) в зарубежной оффшорной зоне, что исключает возможность манипуляций с данными учета юридических лиц в российском едином государственном реестре. Однако изобретательность рейдеров сегодня уже не позволяет считать этот способ абсолютно безопасным. Все чаще владельцы бизнеса делают владельцем акций закрытые акционерные общества, полностью контролируемые хозяевами бизнеса, блокируя, при этом, операции в реестре акционеров  собственным распоряжением.

Не рекомендуется акционерному обществу, подверженному угрозе нападения, самостоятельно вести свой реестр акционеров, даже если акционер у этого общества единственный. Ведь при утрате, даже кратковременной, физического контроля над обществом, утрачивается и контроль над реестром акционеров. Последствия утраты контроля над реестром акционеров намного опаснее последствий возможной утечки информации из системы ведения реестра. Гораздо надежнее зарегистрировать в реестре номинального держателя – депозитария, который, соответственно, будет иметь договор с владельцем сберегаемых акций. В любой момент времени в реестре акционеров будет указано только наименование номинального держателя, а имя владельца акций в реестре акционеров в таком случае не указывается. Кроме того, если подлинный владелец акций имеет несколько своих компаний, он может время от времени заменять владельца счета в депозитарии, не ставя в известность держателя реестра акционеров.

Все эти меры хороши, если у атакуемой компании есть время подготовиться к возможной атаке.

Если же атака началась, то одним из основных способов защиты от недружественного поглощения в условиях начавшейся атаки является контрскупка  акций. Этот способ борьбы с недружественным поглощением является наиболее простым, но и наиболее затратным.  Чаще всего атакуемая компания в острый период не обладает достаточным для контрскупки финансовым ресурсом.

Иногда, выбирая из двух зол наименьшее, владельцы компании-цели могут подыскать себе мощного союзника – «белого рыцаря». Им может стать дружественная структура, которой в острый момент рискнет доверится руководство атакуемой компании. Иногда в роли спасителя выступает стратегический инвестор, иногда «белый рыцарь» благодаря своему участию в борьбе с рейдерами имеет шанс стать стратегическим инвестором. Главное – чтобы у этого рыцаря был финансовый ресурс, достаточный для противодействия  нападающей стороне.

Эмиссия акций или реорганизация компании-цели в форме слияния (присоединения) также относятся к мерам по усилению контроля над акционерным обществом. При эмиссии целью обороняющейся стороны является качественное изменение структуры уставного капитала за счет выпуска дополнительных акций, поскольку приобретателями дополнительных акций становятся мажоритарные акционеры или близкие им лица, готовые вложить в уставный капитал эмитента необходимую сумму денежных средств.

При слиянии компании-цели с другим обществом происходит увеличение суммарного размера уставного капитала по сравнению с первоначальным капиталом компании-цели. Поскольку мажоритарные акционеры уже контролируют уставный капитал общества, с которым производится  слияние, а коэффициенты конвертации акций реорганизуемых обществ определяются исключительно решением собраний акционеров, то процент контролируемого мажоритарными акционерами уставного капитала неизбежно возрастает.

Эмиссия дополнительных акций и реорганизация общества возможны, как правило, при отсутствии явно выраженного противостояния акционеров и до начала корпоративной атаки, поскольку в острый период атакующая сторона имеет достаточно возможностей, чтобы затормозить эти процессы. Преимуществом эмиссионного способа перераспределения голосов в акционерном обществе  является то, что привлекаемые эмитентом деньги не расходуются на выкуп акций у других лиц, а используются непосредственно самим обществом на собственное развитие.

Не требующими каких-либо финансовых затрат, а, следовательно, достаточно проблемными в период начавшейся атаки, являются способы обездвиживания акций. При обездвиживании  создается ситуация, когда акции не могут перейти к другим лицам. Эффект этого мероприятия целиком и полностью зависит от согласованных действий большого числа миноритарных акционеров, владеющих в совокупности контрольным пакетом акций.

Обездвиживание акций может быть реализовано в форме передачи этих акций другому юридическому лицу или в форме обременения акций, что также делает невозможным их свободное обращение.

Обездвиживание акций в форме их передачи другому юридическому лицу заключается в том, что акционеры вносят свои акции в уставный капитал (паевой фонд) другого юридического лица, которое может быть создано в форме общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества, некоммерческой организации, производственного кооператива. Смысл таких действий заключается в том, что руководство предприятия, организуя новое юридическое лицо, обеспечивает полный контроль над созданным обществом, тем самым, контролируя и основное общества. Купить акции основного общества у созданного юридического  лица становится невозможно и вовремя проведенное внесение акций лишает захватчика каких-либо шансов на успех.

Для тех случаев, когда идея передачи акций другому юридическому лицу не может быть положительно воспринята большинством акционеров, альтернативой является обременение акций перекрестными залогами, которое также делает  невозможным их приобретение.

Суть перекрестного залогодержания заключается в том, каждый акционер является одновременно и залогодателем своих акций и залогодержателем акций чужих. Чтобы создать действительно устойчивую конструкцию перекрестного залогодержания, когда никакие два акционера не могут решить судьбу хотя бы одного пакета акций, акции каждого из акционеров делятся на две части, которые передаются в залог двум различным людям. Соответственно, каждый акционер становится залогодержателем акций двух других лиц. Возникает своеобразная круговая порука. Еще одно свойство системы перекрестных залогов заключается в том, что при правильно организованной компании по передаче акций в перекрестные залоги, войти в залоги можно, но без такой же организованной кампании выйти из залога достаточно сложно. Ведь как обременение ценных бумаг залогом происходит на основании залогового распоряжения, так и снятие этого обременения возможно только при условии представления реестродержателю соответствующего залогового распоряжения.

Особо следует отметить то обстоятельство, что для передачи в перекрестные залоги достаточно большого количества акций (при малом количестве эта затея может потерять всякий смысл) необходимо развитое чувство сопричастности к делам акционерного общества у каждого акционера.

В отличие от перекрестных залогов – односторонние залоги не требуют высокого уровня единения в борьбе с захватчиком. Односторонние залоги реализуются на этапе спокойного течения жизни акционерного общества и односторонний залог позволяет концентрировать акции в одних руках. При одностороннем залоге происходит как бы замена обыкновенных акций привилегированными, без формального изменения их статуса. Важнейшим условием реализации этих намерений является дивидендная политика акционерного общества, то есть регулярная в прошлом выплата дивидендов, приходящихся на обыкновенные акции общества. Только тогда некая организация, учрежденная акционерным обществом, сможет взять на себя обязательство выплачивать деньги лояльным акционерам в обмен на переданное организации право участвовать в собраниях акционеров от их имени, закрепленное передаваемыми ей в залог голосующими акциями общества.

Такая организация создается в форме общественной организации, благотворительного фонда и тому подобных некоммерческих организаций. Созданная акционерным обществом благотворительная организация, вступает в договорные отношения с акционерами, гарантируя выплату им материальной помощи, заключение договоров добровольного медицинского страхования и так далее. В обмен на это, акционеры передают организации доверенности на участие в общих собраниях акционеров, а также передают в залог свои акции и заключают такие договоры с этой организацией, которые делает доверенности на участие в собрании практически безотзывными в силу предусмотренных договорами  санкций за отзыв доверенностей.

Естественно, что благотворительная деятельность «мецената» происходит за счет акционерного общества. Однако решения собраний акционеров о направлении прибылей не на выплату дивидендов, а на благотворительную деятельность обеспечиваются голосами акционеров, которые выдали доверенности именно для перераспределения прибылей в свою пользу.

Кроме того, «благотворительный» вариант концентрации голосующих акций позволяет разделить всех акционеров на «чистых» и «нечистых». «Чистыми» становятся те, которые отдали свои голоса, и которым впредь будут выплачиваться деньги, но не  в форме дивидендов, а в виде материальной помощи. Другие акционеры остаются вне этого процесса. Тем самым акционеры, ненадлежащим образом настроенные к руководству акционерного общества, могут либо сразу продать свои акции, либо ждать лучших времен. Многие – продадут.

Другой распространенной схемой создания условий по усилению контроля над акционерным капиталом, препятствующих массовой скупке акций, является конструкция перекрестного владения акциями.

В этом случае основным обществом создается  дочерняя компания, в которой материнской компании принадлежит более пятидесяти  процентов акций (долей)  в уставном капитале. За счет средств основного общества, тем или иным образом направляемых в дочернюю компанию, «дочка» приобретает акции основного общества. Если, к тому же, миноритарных акционеров материнской компании вынудили внести свои акции в уставный капитал «дочки», то задача получения контроля со стороны «дочки» над основным обществом существенно облегчается.

Генеральный директор основной компании  в данном случае способен создать полностью подконтрольный ему совет директоров, хотя совет директоров является органом управления более высокого порядка. 

Хотя генеральный директор основной компании может вообще не являться ее акционером, эту конструкцию крайне сложно разрушить законными средствами. Именно поэтому положение такого директора становится крайне опасным в плане его личной безопасности, поскольку контроль над акционерным обществом зиждется не на титуле владения акциями, а на возможности действовать от имени акционерного общества. Достаточно физического устранения (хотя бы на время) генерального директора и наличия лояльного его преемника (хотя бы – временного), чтобы разрушить вроде бы устойчивую конструкцию контроля над акционерным капиталом.

Защита активов

Общеизвестно, что акционерное общество, имеющее, например, привлекательное здание, практически обречено стать жертвой корпоративного агрессора, если только у этого общества не выстроена надежная система корпоративной безопасности.

Одним из элементов системы корпоративной безопасности является условие нахождения активов, которые могут привлечь внимание агрессора, во владении того лица, которое менее всего подвержено различным рискам.

Во-первых, наиболее безопасной является ситуация, когда владельцем активов является не физическое, а юридическое лицо. Грубая шутка, отражающая, тем не менее, нашу печальную действительность, звучит так: у физического лица голова  мягкая, а у юридического – твердая. В том смысле, что твердую голову пуля не берет.

Во-вторых, юридическое лицо, владеющее активами, практически не должно заниматься хозяйственной деятельностью. Это условие необходимо для исключения рисков, связанных с этой деятельностью. К числу таких рисков относится, например, банкротство.

В-третьих, риск утраты контроля над юридическим лицом – владельцем имущества снижается, если таковым является оффшорная компания. Естественно, что множество акционеров основного общества к имуществу оффшорной компании не должно иметь никакого отношения.

И, наконец, риск неправомерной и незаметной для титульного владельца утраты недвижимого имущества предопределяет необходимость передачи этого имущества в залог дружественному юридическому лицу с тем, чтобы без согласия такого аффилированного залогодержателя отчуждение имущества было бы невозможно.  Кроме того, определенные трудности для захватчика создает продажа титульным владельцем (акционерным обществом) доли в недвижимом имуществе своему аффилированному лицу, поскольку у владельца даже небольшой доли в общей собственности есть преимущественное право приобретения этого имущества перед любыми другими лицами.

Совокупность этих действий, связанных с формальным отчуждением либо обременением имущества  компании-цели, должны повлечь снижение его привлекательности. Снижение привлекательности компании-цели путем распределения ее активов некоторые авторы именуют формированием защищенной корпоративной структуры. Но независимо от используемого названия сущность этого процесса заключается в том, что права собственности на имущество предприятия, его хозяйственная деятельность и риски распределяются таким образом, который практически полностью исключает возможность недружественного поглощения бизнеса захватом одной или нескольких компаний-целей.

Кроме того, выведение активов позволяет сохранить бизнес, даже, если утрачен контроль над основным предприятием.

Риски, возникающие при этом способе защиты от нежелательного поглощения, связаны с возможностью оспаривания сделок купли – продажи имущества в гражданском порядке и преследования генерального директора компании-цели  в порядке уголовном. Поэтому этот способ защиты может стать опасным для директора в острый период, но в определенных ситуациях к нему можно обратиться.

Вывод активов обычно осуществляется путем заключения сделок, при условии соблюдения порядка одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Если вывод активов невозможен, то недвижимость, принадлежащую компании-цели, а также наиболее ценные активы можно передать в долгосрочную аренду дружественной структуре,  хотя уже существует судебная практика, позволяющая считать договоры аренды, заключаемые на длительный срок сделками, связанными с отчуждением имущества арендодателя.

При определенных условиях достаточно эффективным может стать создание юридических лиц, которые полностью контролируют закупку сырья и материалов для производства, а также сбыт готовой продукции. Как вариант, в отдельное юридическое лицо, контролируемое исключительно основными собственниками бизнеса, может быть выделено ключевое звено производства, без которого это производство теряет свою привлекательность в глазах захватчиков. Этот способ защиты носит название  распродажа «драгоценностей короны».

Неконтролируемая кредиторская задолженность атакуемого предприятия всегда представляет опасность для компании-цели. Скупка кредиторской задолженности компании-цели может быть использована агрессором как для нанесения отдельных точечных ударов по предприятию с тем, чтобы лишить его свободных денежных средств, которые необходимы для организации обороны, так и в целях введения арбитражного управления  в процессе предполагаемого банкротства.

Обороняющейся стороне для подготовки к введению своего арбитражного управления есть смысл  заблаговременно нарастить кредиторскую задолженность перед аффилированным  кредитором с тем, чтобы к нужному времени эта задолженность была просроченной, а ее сумма перекрывала задолженность общества перед всеми другими кредиторами. Если создание задолженности было начато вовремя, то арбитражное управление будет введено без особых хлопот.

Банкротство является достаточно эффективным способом в борьбе за предприятие даже тогда, когда агрессор уже физически захватил компанию-цель.  Как только на предприятии будет введено наблюдение, временный управляющий, действующий в интересах обороняющихся,  может обратиться к суду, рассматривающему дело о несостоятельности, с ходатайством об отстранении руководителя должника, являющегося ставленником компании-агрессора. В дальнейшем обороняющейся стороне предстоит вытеснить с предприятия отстраненного директора вместе с его охраной и взять компанию под свой контроль.

Защита органов управления

Чем проще происходит формирование исполнительного органа общества, тем более он подвержен риску быть отстраненным от руководства атакуемой компании.

Действительно, если генеральный директор избирается советом директоров, то агрессору достаточно заручиться согласием большинства членов совета, или организовать заседание таким образом, чтобы необходимое ему большинство присутствовало на заседании. В крайнем случае, агрессор может просто написать протокол совета директоров, якобы принявший нужное решение. То, что такое решение будет оспорено, никто не сомневается. Однако, оспаривание решения – это длительный процесс, за это время и имущество общества можно распродать, и уголовное дело на бывшего директора завести.

Самое лучшее – не давать возможности агрессору сменить генерального директора без собрания акционеров, поскольку с проведением собрания связана более сложная и более формализованная  процедура.

Процедура созыва собрания предусматривает извещение акционеров, их регистрацию для участия в собрании, процедуру голосования и так далее. Совет директоров процедуру проведения своего заседания  может сделать более простой. Соответственно, оспаривать собрание при наличии грубых нарушений в его проведении проще, нежели оспаривать  не вполне тщательно проведенный совет директоров.

Не всегда обороняющаяся сторона обращает достаточно внимания на то обстоятельство, что избранного директора связывает с обществом как решение органа управления (собрания или совета директоров), так и трудовой договор, заключаемый им с обществом. Конечно, прекращение полномочий генерального директора по решению собрания акционеров (совета директоров) является, безусловным основанием для прекращения трудового договора. Но это в теории.

На практике наличие трудового договора может быть использовано для получения «левого» судебного акта, «левого» исполнительного листа, имея который агрессор проникает на территорию компании-цели, и делает он это благодаря присутствию судебного пристава-исполнителя, выполняющего свои служебные обязанности. Уже есть примеры, когда мировые судьи, рассматривая иск «левого» директора о якобы нарушении обществом условий трудового договора выписывают исполнительные листы, наличие которых обеспечивает процедуру силового захвата предприятия.

Отсюда вывод – между генеральным директором и акционерным обществом не должен заключаться трудовой договор. Это становится возможным только при передаче полномочий исполнительного органа общества управляющей организации. Такая передача допускается статьей 69 закона «Об акционерных обществах», который представляет собранию акционеров право принятия соответствующего решения. После принятия этого решения, совет директоров общества утверждает текст договора об управлении, который подписывает, как правило, председатель совета директоров и генеральный директор управляющей организации. Этот договор уже не может быть предметом рассмотрения ни мирового судьи, ни суда общей юрисдикции.

В соответствии с этим договором функции исполнительного органа ложатся либо на генерального директора управляющей организации, либо на лицо, назначаемое им на соответствующую должность и чьи обязанности однозначно установлены документами управляющей организации.

Естественно, что должность генерального директора управляемой организации после передачи управления должна быть сокращена. А если должность сокращена, то и не может быть исполнен судебный акт о нечинении препятствий альтернативному лицу, претендующему на эту должность.

Все хорошо делать в спокойной обстановке, когда есть время создать управляющую компанию, провести собрание и спокойно передать полномочия по управлению акционерным обществом. В острый период генеральному директору порой остается только уповать на «пилюли», «парашюты» и другие чудеса.

Мы здесь говорим о применяемых приемах корпоративной защиты, которые носят обобщенное название «отравленные пилюли», и к которым отнесем те из них, которые направлены на предупреждение атаки корпоративного агрессора.

В частности, к «пилюлям» относится договор, заключенный с поставщиком или потребителем продукции компании-цели, в котором контрагенту предоставляются возможности расторгнуть договор и взыскать убытки, а также штрафные санкции в случае смены собственника предприятия.

Распространенной разновидностью «отравленных пилюль» являются кабальные сделки, заключенные предприятием незадолго перед его захватом. Как правило, это договоры закупки сырья по завышенным ценам или по продаже продукции по заниженным ценам. Естественно, что такие договоры должны предусматривать непомерные штрафы за отказ от их исполнения. Столкнувшись с такими «пилюлями», компания-цель будет вынуждена оспаривать эти сделки, а случае, если документы будут безупречными – терпеть убытки или платить огромные неустойки.

Одной из разновидностей «отравленных пилюль» являются векселя, выданные компанией-целью. Если дело идет к скорому захвату, то ее руководители могут начать выдавать векселя на астрономические суммы. В отличие от сделки вексель – это ничем не обусловленное обязательство заплатить предъявившему его лицу указанную в нем сумму. С векселями сложно бороться, указывает Максим Ионцев в своей книге «Корпоративные захваты»[2], т.к. отсутствие вексельной силы может быть обусловлено только пороком его формы.

Далее М.Ионцев пишет[3], что если сдача в долгосрочную аренду недвижимости не была использована в целях создания дополнительных препятствий агрессору, то эта сделка также может быть использована в качестве весьма едкой «отравленной пилюли». Пока она не будет признана недействительной, арендатор вправе требовать устранения любого нарушения принадлежащего ему права. Если в аренду было сдано, например, здание заводоуправления, то арендатор вправе по суду истребовать его у собственника, при этом новому руководству, назначенному компанией-агрессором, придется размещаться на улице. Кроме того, арендатор, используя исполнительное производство, может постоянно захватывать арендованное им помещение, причем на совершенно законных основаниях.

Классической «отравленной пилюлей» является сокрытие или уничтожение всех документов компании-цели. Уходя с предприятия не по своей воле, бывшие его руководители уносят с собой абсолютно все, начиная от учредительных документов, заканчивая бухгалтерскими, а также форматируют жесткие диски компьютеров, уничтожая все, что на них хранилось.

Меры, направленные на защиту интересов топ-менеджмента, носят название «золотой парашют». В отличие от «отравленных пилюль», «золотые парашюты» используют исключительно правовые средства. Классический «золотой парашют» руководителя  заключается в оговорке, содержащейся в трудовом контракте, в силу которой при досрочном прекращении его полномочий он получает значительную денежную компенсацию. Заметим, также, что в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 года №3-П указано, что досрочно уволенный руководитель предприятия имеет право получить компенсацию в  размере, установленном трудовым договором.

Предотвращение уголовного преследования руководителей

Уголовное преследование руководителей предприятия может явиться и эффективным средством давления на обороняющуюся сторону и, при достаточной «заинтересованности» правоохранительных органов, весьма эффективным способом  изоляции на определенный срок руководителя захватываемого предприятия.

Сама возможность уголовного преследования предполагает совершение преступления, наказание за которое предусмотрено Уголовным кодексом. Однако условия хозяйствования в Российской Федерации, сложившиеся за последние 14 лет, допускают возможность уголовного преследования практически каждого лица, кто хоть когда-нибудь ставил свою подпись на документах юридического лица в качестве его исполнительного органа. Неужели история Михаила Ходорковского позволяет сделать иной вывод?

По существу, генеральный директор всегда может быть обвинен в злоупотреблении служебными полномочиями, уклонении от уплаты налогов и тому подобным преступлениям. Потом, в ходе следствия, уголовное дело может быть прекращено в связи с отсутствием события или состава преступления, но надо ли напоминать, что следователь вправе в качестве мер пресечения избрать заключение под стражу?

Поскольку в процессе нормальной хозяйственной деятельности практически невозможно избежать совершения действий, которые могут стать предметом пристального внимания органов дознания и следствия, значит, надо минимизировать риск уголовного преследования исполнительного органа общества.

Ответственность одного человека надо делить на максимальное количество соучастников. Если решение, которое можно поставить в вину одному директору, принимал совет директоров или правление общества, то привлечь одного директора к ответственности будет сложнее. Поэтому для любой ситуации, которая может представлять потенциальную угрозу генеральному директору, надо своевременно(!) составлять протокол совета директоров или протокол правления из которого будет следовать коллегиальность принятых решений.

Если полномочия единоличного исполнительного органа были переданы управляющей организации, то «коллективную ответственность» можно реализовать ротацией исполнителей на определенной должности. Ведь если на должности директора управляемой организации побывало несколько человек, то перед следствием возникает более сложная задача, нежели в ситуации, когда за все отвечает единственное лицо.


Возврат к списку

Подпишитесь на анонсы

Вы можете получать актуальную информацию о новых семинарах, курсах и тренингах, подписавшись на нашу еженедельную рассылку.




КПО «ПРОСВЕТ» – это одна из крупнейших компаний, занимающаяся предоставлением услуг в сфере дополнительного профессионального обучения и повышения квалификации.

Наша специализация – интенсивные краткосрочные семинары, рассчитанные на повышение профессионального уровня руководителей и специалистов во всех областях современного бизнеса, которые обеспечивают нашим клиентам высокую эффективность использования рабочего времени и максимальный уровень результативности от обучения. Мы создаем краткосрочные обучающие программы, позволяющие нашим клиентам быстро находить ориентиры и выбирать наиболее правильные пути решения своих задач в условиях существования огромных информационных потоков, которыми характеризуется современное общество. КПО "Просвет" проводит семинары и тренинги в Санкт-Петербурге, семинары в Москве и других городах России.

Семинары КПО "ПРОСВЕТ" проводятся для специалистов по направлениям: право и юриспруденция, финансовый анализ, налоги, государственный оборонный заказ (ГОЗ), закупки для государственных и муниципальных нужд, управление предприятием, строительная индустрия, логистика, ВЭД, кадровый менеджмент, делопроизводство, безопасность бизнеса, экологическая экспертиза, недропользование, госзаказ, энергетика, промышленная безопасность, водопользование. Открытые и корпоративные тренинги КПО "Просвет" организуются по темам: тренинг переговоров, тайм-менеджмент, руководитель, управление подчиненными и др.

Более подробная информация о компании

Вход на сайт